Мост в Крым будет оплачен миллионами российских туристов

В минувшие выходные аэропорт Симферополя принял миллионного пассажира. Выросло количество туристов, прибывших в Крым и по морю, а в 2018 году здесь должна появиться полноценная переправа. Судя по внешнеполитической и экономической ситуации в России, проект под названием «Крым», искусственно делают востребованным для российских жителей.

Воздушное пространство

Переоборудованный в кратчайшие сроки, относительно небольшой аэропорт Симферополя в 2015 году начал принимать огромное количество самолетов из разных уголков России. А народ летит в Крым с Севера и с Юга, из Центра и из Сибири – государственная программа работает.

В 2014 году правительство РФ приняло решение субсидировать тарифы в Крым и обратно из 20 городов России, а в 2015 году в начале туристического сезона премьер-министр России Дмитрий Медведев подписывает постановление о субсидировании перелетов в Симферополь из 43 городов России.

Сейчас в государственной программе участвует 8 крупнейших авиакомпаний. В среднем слетать в Крым и обратно стоит от 6 до 25 тысяч рублей (цена зависит от региона, даты и авиакомпании: в Сибири – порядка 25 тысяч в обе стороны, на юге России- дешевле). Несмотря на разброс цен, тем не менее, можно подобрать билет по довольно приемлемой цене.

Цены на полуострове хоть и отличаются не в лучшую сторону по сравнению с «украинским периодом» жизни Крыма, но составляют конкуренцию курортам Краснодарского края и даже самым популярным у россиян зарубежным турам – в Египет и Турцию.

Билетом «единым» и непобедимым

По словам министра транспорта РФ Максима Соколова, с начала сезона пассажиропоток в Крым возрос на 20% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Сезон обычно начинается с первых майских праздников, так что по прогнозам Правительства республики Крым в этом году полуостров должно посетить примерно 5 миллионов россиян.

Кстати, самолеты – это далеко не все виды транспорта, которые доступны обывателям. В начале мая по прямому поручению президента России Владимира Путина и под его личным контролем заработала электронная система регистрации на паром, которая позволяет выбрать время, место и стоимость посадки. Но самое главное – в этом году полноценно начала работать система так называемого «единого билета».

Концепция такая: человек приходит на железнодорожный вокзал в своем городе где-нибудь в Сибири или на Урале и покупает билет, скажем, до Евпатории. Далее он садится в поезд, едет до Краснодара или Анапы, там пересаживается на автобус, едет до парома, переплывает Керченский пролив, где на крымском берегу его уже ждет еще один автобус и везет в конечный пункт назначения. Путь не близкий, подороже самолета, но тоже пользуется популярностью – уже 100 000 человек за 2 месяца приобрели билеты.

Нужно учитывать и тот факт, что переполненный аэропорт Симферополя уже «еле дышит» от количества прилетающих сюда самолетов. Ну и да, система «единого билета» появилась после того, как у российских властей и железнодорожников провалился прошлогодний проект по перевозке людей через пролив… прямым поездом – вагоны грузились на паром и на другом берегу снова выставлялись на рельсы – у такой системы оказался один минус – погрузочно-разгрузочные работы занимали 4,5 часа минимум, а плыть по проливу максимум 40 минут.

Краткосрочная перспектива

По статистике того же Минтранса РФ, в 2015 году на 15% упал спрос на зарубежные перелеты и возрос на 8% на внутренних рейсах. Правительство как бы говорит (и убедительно так): «Не нужен вам берег турецкий!» и народ отвечает: «Так точно!».

Может быть поэтому лидер фракции ЛДПР в Государственной Думе РФ Владимир Жириновский 18 марта, во время празднования годовщины присоединения Крыма к России потребовал со сцены, установленной на Красной площади от многотысячной толпы ехать на «самые лучшие пляжи в мире» прямо сейчас, а толпа и рада стараться. Всем должно быть понятно, что так как «крымнаш», то отдых на заморском турецком берегу или под тенью пирамиды Хеопса омерзителен для православной сущности простого российского жителя.

Но самое главное в стремительно увеличивающемся пассажиропотоке на Крымский полуостров то, что в тяжелейшие для экономики России времена выделяются деньги на проект, включенный в перечень приоритетных задач Министерства транспорта РФ – строительства переправы через Керченский пролив. Причем проект этот настолько стремительный, что поражает воображение даже бывалых строителей и транспортников.

Хронологически: 17 февраля 2015 года был подписан государственный контракт на проектирование моста, условием которого оговорены сроки сдачи – декабрь 2018 года, уже 3 марта в Тамани начали подготавливать инфраструктуру (склады для приемки строительных материалов) для строительства переправы, 10 апреля высокопоставленные чиновники (например, директор Росавтодора Роман Старовойт) уже инспектируют ход работ на месте будущего моста, 5 мая премьер-министр России Дмитрий Медведев подписывает постановление о том, чтобы включить будущий мост в состав трассы федерального значения, а 26 мая проект уже выходит на последний этап перед реализацией – общественные слушания.

Нужно отметить еще и тот факт, что мост будет и автомобильный, и железнодорожный. Так, на прошедшем в середине июня Петебургском международном экономическом форуме-2015 президент РЖД Владимир Якунин в список самых важных для компании объектов наряду с Московской кольцевой ЖД и высокоскоростной магистралью «Москва-Казань» назвал Азово-Черноморский транспортный узел.

К слову, по словам экс-министра транспорта республики Крым (после вхождения Крыма в состав РФ) Анатолия Цуркина, транспортные проекты теперь подготавливаются за 2 месяца – буквально один на документацию и один на согласование. Реально ли это без предварительной подготовки? Вопрос открытый. Если это настолько важный для России инфраструктурный объект, то «на коленке» его не будут делать, но мы сами можем увидеть, что ещё вчера переправа через Керченский пролив была еще мечтой, а уже завтра по ней поедут первые автомобили и поезда.

Государственное давление? Огромные капиталовложения в условиях кризиса? Или же всё-таки планомерная подготовка к реализации проекта в течение нескольких лет? Ответ, увы, мы вряд ли скоро узнаем.

Петр Рогачев, Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.