Эксперты: экономические санкции не заставят Кремль изменить свою политику в отношении Украины

В начале ХХІ века санкции как механизм экономического давления становятся все более популярным инструментом влияния на противника, заставляющим его изменить свое поведение. Существуют три базовых сценария санкций — принудить сделать что-либо, предотвратить от совершения чего-либо и сигнализировать о чем-либо (достучаться до внутренней аудитории). Именно экономические санкции были выбраны странами Запада как реакция на политику России в отношении Украины. Какие последствия эти санкции имели для экономики РФ и что следует ожидать в ближайшем будущем — об этом в анализе от проекта «Лабиринты войны».

По результатам саммита G-7 и предстоящего в конце июня 2015 года саммита Европейского Союза, США и страны ЕС заявили, что намерены пролонгировать экономические санкции против России, введенные в марте 2014 года в ответ на ее действия в Украине. С точки зрения стран Запада, санкции являются инструментом наказания Российской Федерации за нарушение международных норм и преследуют цель повлиять на политику Москвы. Россияне же воспринимают санкции, в первую очередь, как попытку ослабления их страны.

В отличие от тотальных эмбарго, вроде экономической блокады Кубы Соединенными Штатами Америки, сейчас мы можем наблюдать тенденцию к «целевым» санкциям, направленным на отдельных индивидов, компании или отрасли. Считается, что это позволяет минимизировать ущерб для обычных граждан. В случае с Российской Федерацией санкции были точечно направлены на лица и компании, задействованные в события вокруг Крыма в феврале-марте 2014 года, а также в конфликте на Донбассе. Первый пакет санкций был введен 17 марта 2014 г. и касался запрета определенным лицам въезжать на территорию США, ЕС и нескольких других стран. Второй (28 апреля 2014 г.) и третий (июль 2014 — февраль 2015 г.) пакеты уже касались не только отдельных индивидов, но и крупных российских компаний и имели секторальный охват (финансовая сфера, энергетика и оборонная промышленность). В санкционный список попали такие гиганты как “Роснефть”, “Новотек”, “Сбербанк”, “Газпромбанк”, “Внешэкономбанк”, а также другие компании.

Как следствие, санкции стали одной из причин начала рецессии в российской экономике. Российская промышленность частично потеряла доступ к рынку высоких технологий, а банки лишились возможности занимать дешевые кредитные ресурсы. В течение второй половины 2014 г. можно было наблюдать значительное снижение курса российского рубля, увеличение инфляции и уменьшение реальных доходов населения. Согласно заявлению В. Путина в апреле 2015 г. из-за санкций и снижения мировых цен на нефть Россия в течении года недополучила 160 млрд. долларов инвестиций, т.е. около 10% от номинального ВВП страны за 2014 г.

В ответ на протяжении 2014-2015 гг. Россия разработала собственный санкционный список, в который были включены многие европейские и американские политики, выступавшие с критикой политики Москвы. В августе 2014 г. было введено годовое эмбарго на импорт сельскохозяйственной продукции из этих стран.

В то же самое время, благодаря снижению курса рубля и переориентации на другие рынки, Российской Федерации удалось сохранить выручку от продажи энергоресурсов (рассчитываемую в рублях). Себестоимость добычи нефти в России снизилась до себестоимости в Саудовской Аравии. Местные производители агропродукции получили шанс заполнить освободившийся рынок. Санкции ударили в том числе и по самим странам Запада, в первую очередь, по странам ЕС, которые традиционно экспортировали значительную часть своей продукции в Российскую Федерацию.

Следует также добавить, что российские олигархи, попавшие в санкционный список, научились их обходить — например, Г. Тимченко и братья Ротенберги переписали 50,5% концертной площадки Hartwall Arena (в Финляндии) на сына одного из Ротенбергов, который в санкционный список включен не был. У Г. Тимченко осталось 49,5%, но ведь это уже не 50% при которых санкции начинают действовать. К слову, в этом году на этой арене выступили американские исполнители Ашер и Кэти Перри.

В условиях очередного витка обострения конфликта на Донбассе мы решили обратиться к российским и украинским политологам-международникам с вопросом насколько эффективны экономические санкции, введенные США и другими странами Запада против России. Действительно ли они способствуют снижению уровня напряженности на востоке Украины? Влияют ли они на принятие решений в Кремле? Стоит ли ожидать ужесточения санкции по результатам встречи Большой семерки и предстоящего саммита Европейского Союза?

Иван Курилла, доктор исторических наук, профессор ВолГУ:

Введение санкций против страны, нарушившей международное право, понятно; не реагировать на это мировое сообщество (и Соединенные Штаты, как наиболее сильная держава современности) не может, воевать с Россией никто не хочет, — остается вариант санкций.

В санкциях плохо то, что после введения отменить их становится намного сложнее. Санкцией была в свое время «поправка Джексона-Вэника», просуществовавшая в результате около 40 лет, пережив и первоначальную причину своего принятия, и даже само государство, против которого она вводилась. Введенные в течение последнего года санкции будут, очевидно, отравлять российско-американские отношения на протяжении долгого времени, даже после того, как горячая фаза конфликта уйдет в прошлое.

Самый сложный вопрос, — могут ли санкции способствовать решению конфликта на Донбассе. С одной стороны, санкции ослабляют российскую экономику, чем создают некоторое политическое давление на руководство России; еще в большей степени они сами являются проявлением такого давления со стороны США и мирового сообщества. С другой, — на эффект санкций можно списать экономические провалы собственной политики, а противостояние «внешней угрозе», воплощенной в санкциях, использовать для повышения лояльности режиму. Тут важно еще и то, что население гораздо быстрее и сильнее почувствовало эффект не западных санкций против России, а ответных мер российского правительства, ограничившего импорт продуктов в страну. Само появление таких «самосанкций» косвенно говорит о том, что в нынешних расчетах Кремля санкции используются в выстраивании собственной поддержки.

Именно поэтому санкции могут подорвать российскую экономику в длинной перспективе; но вряд ли приведут к немедленному изменению политики Кремля.

Владимир Дубовик, директор Центра международных исследований ОНУ имени И.И. Мечникова:

Санкции против Российской Федерации, введенные ЕС и некоторыми отдельными государствами, несомненно, оказывают определенное воздействие. Однако с этими санкциями, как и со многими другими в иных случаях, есть вопросы по поводу их эффективности. Во-первых, санкции обычно имеют некий кумулятивный эффект. Иначе говоря, чтобы они начали реально действовать, требуется значительное время. Именно поэтому, санкции редко годятся для быстрого эффекта, а ведь именно такой хотелось бы увидеть в данном случае. Вот почему Москва возлагает такие надежды на подрыв санкций в ближайшее время. Во-вторых, санкции, конечно, работают лучше против экономически слабых стран. РФ к таким не отнесешь, в ее экономике накоплен некий «жирок», запас прочности. В-третьих, цель санкций всегда состоит в том, чтобы повлиять на действия руководства, элит. Но элиты умело перекладывают тяжесть на плечи среднего класса, широких групп населения. Их уровень жизни немного снижается, что мы и видим в России. Но в итоге страдает не та целевая группа; к тому же в условиях пропагандистской войны руководство незамедлительно винит во всех сложностях внешних врагов. Значительная часть населения верит таким заверениям, и, в итоге, действительно, лишь происходит консолидация вокруг элит, по крайней мере, в краткосрочном плане.

Наконец, налицо готовность Кремля понести определенные жертвы, затраты для решения более приоритетных для них задач на «украинском направлении», в целом в постсоветском пространстве. Слишком большие ставки сделаны и соответственно любые заметные отступления чреваты не только с точки зрения рейтинга руководства современной России, но и с точки зрения удержания реальной политической власти. Думается, что введение санкций со стороны ряда международных игроков предполагалось в Москве еще до начала нынешнего «кремлевского гамбита», и, тем не менее, было все равно решено действовать именно таким образом, как мы видим.

Кроме всего сказанного, следует понимать, что «Запад» вовсе не готов к началу новой «холодной войны» с Россией. С одной стороны, есть понимание того, что Россию за ее недопустимое поведение следует наказать. С другой, есть стремление к тому, чтобы не рассориться с Москвой окончательно, не «сжигать мосты», сохранить Россию в качестве возможного стратегического партнера для решения ряда проблем в будущем. Нужно заметить, что никто на Западе не хочет, чтобы нынешние санкции нанесли слишком серьезный урон российской экономике, что, по цепочке, в условиях современной взаимозависимости, нанесет удар всей мировой экономике. В итоге мы и получаем такую позицию Запада, которую можно назвать несколько шизофреничной – и наказать Москву, и, в то же время, не рассориться с ней окончательно, не подорвать ее экономику слишком сильно.

На сегодняшний день ясно, что вопрос о Крыме, к сожалению, практически снят с повестки дня, «вынесен за скобки», как угодно. Вопрос о судьбе Донбасса открыт. Но и здесь Москва преуспела в создании динамичной удобной для себя повестки дня. Своими действиями Москва формирует все новые варианты статус-кво, на которые Украина и Запад только реагируют. В итоге мы видим, что условиями для возможного снятия санкций Запад объявляет выполнение Москвой условий Минских соглашений, а не полное возвращение к границам до марта 2014го года, абсолютное уважение Россией территориальной целостности и суверенитета Украины.

Не думаю, что в ближайшее время можно ожидать ужесточения санкций против России. Основная дискуссия, очевидно, ведется вокруг сохранения ныне действующих санкций. Не секрет, что многие – руководители отдельных стран, некоторые эксперты, представители крупного бизнеса – хотели бы, чтобы санкции были отменены. Представляется, что, тем не менее, действующие санкции останутся в силе на ближайшую перспективу. Однако вряд ли следует ожидать введения новых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.