Июльские обстрелы Донецка: симуляция, провокация или эскалация?

Вечером 18 июля 2015 г. Донецк был обстрелян из минометов. От обстрелов пострадал центр города, ул. Университетская, одна из главных транспортных артерий города, в районе универсама «Украина», где были частично разрушены помещения супермаркета, бизнес-центра и техникума.

Очевидцы отмечают малый интервал между залпом и приземлением мин (учитывая незначительную масштабность разрушений, скорее всего, стреляли из 82мм. миномета). Не исключено, что повторяется обычная для сепаратистов практика обстрелов своих тылов (причем не стратегических позиций — бывшее управление СБУ, сейчас один из штабов «ДНР», находится в 500 м. от попаданий), с заранее подготовленными неподалеку от мест разрывов мобильными командами некоторых российских СМИ. Снова под обстрелы попали больница, школа, другие объекты инфраструктуры, как это было осенью-зимой 2014 года.

За годовой период провокаций можно выделить следующую тенденцию — обстрелы в Донецке всегда происходят перед наступлением пророссийских сепаратистов. Так, 29 июля 2014 г., когда обстреляли почти тот же квадрат, ул. Розы Люксембург, Щорса, Университетской, на пересечении между ул. Панфилова и Освобождения Донбасса, снаряды попали в многоэтажный дом и областную травматологию. Впрочем, большого количества человеческих жертв, как и на сей раз, не было.

Напомним, что июль-август 2014 г. — период активного наступления вооруженных сил Украины, которое было остановлено «котлами» под Саур-Могилой и Иловайском в конце августа. Активные боевые действия с привлечением частей регулярных подразделений вооруженных сил Российской Федерации (а точнее- экс-военных, если следовать логике российских официальных лиц), а также поток добровольцев на Донбасс начались именно после сюжетов российских каналов с места обстрела.  Стоит вспомнить еще один трагический инцидент — обстрел 22 января 2015 г. донецкого района Боссе с попаданием артиллерийского снаряда в троллейбус на остановке, когда были жертвы среди мирного населения. Тогда, учитывая обстоятельства, был пущен слух о передвижных украинских диверсионно-разведывательных группах под видом мусоровозов, которые вроде бы работали в городе, обвинив именно их в обстрелах. В этот формально мирный период (после подписания первых Минских соглашений) сепаратистам нужен был катализатор эскалации, ведь надо было решать локальные проблемы на фронте. В конце концов, события увенчались взятием подразделениями «ДНР» аэропорта в январе, а в феврале 2015 г. – «котлом» под Дебальцево.

Обстрелы Донецка свидетельствуют об устойчивом уровне готовности сил пророссийских сепаратистов к наступательным боевым действиям, для начала которых необходим удобный повод. Параллельно происходит заманивание украинских сил на территорию, которая является либо нейтральной, либо вообще находится на стороне «ДНР / ЛНР» от линии разграничения. В июле 2015 г. фиксировались неоднократные попытки симулирования отвода боевых подразделений сепаратистов из фронтовой линии вглубь на расстояние до 3 км. ВСУ будто бы приглашают нарушить мирные соглашения, поддаться искушению занять новые выгодные позиции (множество украинских боевых подразделений, особенно добровольческих, считают, что они давно засиделись без дела, и надо «дать оккупанту по зубам»). Россия, большой мастер по использованию психологических элементов в гибридной войне, знает истинную цену подобной симуляции.

Указанные события происходят на фоне принятия Верховной Радой Украины изменений в Конституцию, которые формально могут закрепить особый статус по отдельным территориям Донецкой и Луганской областей. Законотворческая инициатива президента Украины, которую многие в Киеве иначе как предательством не называют, была поддержана депутатами в первом чтении под пение гимна Украины и чтение стихов. Автор уже давал негативную оценку подобному шагу, и считает, что в данном случае реализуется российский сценарий урегулирования конфликта.

Обстрелы Донецка очень четко обозначили позицию сепаратистов и Кремля — ​​мир им не нужен, им нужна эскалация. Хитрый план обратной инкорпорации Донбасса в Украину является запасным, тогда как первым — война. Разведка и наблюдатели заявляют о значительном наращивании военной мощи по всей границе России с Европой, и обстрелы Донецка подтверждают негативную симптоматику прогнозов. Однако для открытого конфликта еще нужны более масштабные провокации, которые, безусловно, уже готовятся. Или все это очередная симуляция?

Валерий Кравченко, Центр международной безопасности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.