Кому нужен особый статус Донбасса

С каждой последующей неделей, что приближает Украину к местным выборам 2015 г., усиливается давление на Украину со стороны США и европейцев. Последние, далеки от понимания истоков проблем конфликта на Донбассе, давят на президента Украины и правительство с целью закрепления особого статуса Донбасса в Конституции Украины на выполнение Минских договоренностей. Автор уже указывал на большое стратегическое поражение украинских дипломатов в Минске в феврале 2015 г., в частности, когда под формулировку «переговоров о модальности» были завуалированы подводные камни признания на уровне украинского законодательства «ДНР» и «ЛНР» юридическими субъектами, закрепление их особого статуса в Конституции.

Так в поддержку этой идеи в начале июля 2015 г. высказался Генеральный секретарь Совета Европы Торбьерн Ягланд. Он связывает воедино военные аспекты противостояния и административное реформирование страны, в частности в вопросе децентрализации. «Чтобы в полной мере реализовать минские договоренности, необходимо упомянуть об этом в Конституции, тогда Верховная Рада сможет принять специальный закон, который бы утвердил особый статус Донбасса», — заявил чиновник.

Украина, даже во времена Кучмы или Януковича, никогда не использовала полностью вертикально ориентированную модель управления. В отличие от России, где субъекты федерации имеют ограниченные полномочия, унитарный характер государства оставлял достаточно пространства на местах. Конечно, государственная политика разрабатывалась в Киеве, однако местный бизнес наполнял местные бюджеты, региональные элиты имели пространство для экспериментов и внедрения инноваций. Так особенно отметились городские власти Винницы, где еще в 2008 г. были внедрены «прозрачные офисы», отлаженная система коммунального транспорта. Кто хотел работать эффективно — тот работал. Зато кто этого не делал — тот занимался коррупцией и разводил бюрократию. На Донбассе, в регионе, который давал стране самое большее количество экспорта, жили по консервативной советской модели без особых изменений, с армией чиновников-бюрократов, которые кипами бумаг должны были блокировать любые изменения, и теневыми схемами обогащения, в том числе за счет бюджетных средств.

На волне постмайданного популизма к власти на Донбассе в апреле-мае 2014 г., вместо «регионалов» пришли ставленники Москвы, эксперты по созданию нестабильности, которые имели опыт создания пророссийских режимов в Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии, вроде Стрелкова-Гиркина, Бородая, Антюфеева и тому подобных. Сейчас, после 15 месяцев войны, «республики» возглавляют формально местные Захарченко («ДНР») и Плотницкий («ЛНР»), однако уже не осталось даже никаких иллюзий по поводу того, кто в Москве на самом деле руководит «республиками». Собственно особого статуса для такого типичного «puppet state» и требует от Украины господин Ягланд.

История уже знала много примеров последствий воплощения подобной недальновидной политики. Опять возникает ассоциация со Второй мировой войной и существованием государственных образований-клиентов. СССР, готовя ожидаемую победу над Маннергеймом в 1939 г. создала Финляндскую демократическую республику, которая имела свое правительство. Япония, после военной интервенции в 1932 г., образовала в Китае псевдогосударство Манчжоу-го, просуществовавшее до 1945 г., которое было признано 23 государствами мира (из 80 существовавших на то время).

Так что же делать в этих условиях Украине, неужели отказаться от территорий Донбасса или заморозить конфликт? Из условных «ДНР» и «ЛНР» сегодня выехало в Украину более 2 млн. чел. Учитывая тот факт, что до войны на оккупированных ныне территориях проживало около 3,5 млн. чел. («ДНР» – 2,3 млн., «ЛНР» – 1,2 млн.), уровень эмиграции с этих их регионов составляет более 50%. Так кого на самом деле сейчас представляют, чьи интересы отстаивают Захарченко и Плотницкий — адептов «Русского мира», которые приехали из разных регионов России, или остатков аутентичного населения? «Республики» не имеют устойчивого плана развития — там процветает рэкет, войны банд и воровство, что вуалируется под национализацию и присвоение имущества в пользу государства. Количество оружия на руках абсолютно превышает любые нормы, а оружие решает все вопросы. В этих условиях «ДНР» и «ЛНР» должны провести выборы по украинскому законодательству и получить закрепленный Конституцией особый статус? Поскольку не существует настоящих глубинных оснований для поддержания длительной жизнедеятельности «республик», то очень вероятно, что, если Россия не примет эти депрессивные и разрушены регионы на баланс (как это произошло с Приднестровьем, Южной Осетией и Абхазией), уже через некоторое время сепаратистские и пророссийские взгляды сойдут на нет перед угрозой гуманитарной катастрофы. Это очень четко понимают и в Москве, поэтому в Кремле пытаются подталкивать правильное решение проблемы в духе подписанных в Минске договоренностей, проигрышных для Украины. А Европу, с ее пацифистской-либерально-демократическими убеждениями очень удачно можно использовать для создания давления на Украину.

Валерий Кравченко, Центр международной безопасности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.