ОБСЕ на Донбассе: миссия-заложник

Перевод: Английский, Украинский

В ночь с 8 на 9 августа 2015 г. были сожжены бронированные автомобили специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ, которые находились на парковке возле штаб-квартиры миссии в отеле “Park Inn” в Донецке. За последний месяц это уже третий случай давления на сотрудников международной организации, которая взяла на себя функции наблюдателя за режимом прекращения огня на линии соприкосновения конфликтующих сторон на Донбассе.

Миссия ОБСЕ, которая работает на Донбассе с марта 2014 г., с самого начала оказалась в позиции оправдывающейся стороны. Имея достаточно ограниченные функции — наблюдать и докладывать о ситуации в зоне кризиса, а также способствовать диалогу между участниками конфликта, организация на протяжении последнего года использовалась обеими сторонами для взаимных обвинений в несоблюдении Минских соглашений. Украинские СМИ неоднократно обращали внимание на то, что в составе миссии непропорционально большое количество россиян, которые якобы занимаются шпионской деятельностью и раскрывают сепаратистам позиции украинских войск. В “ДНР” и “ЛНР” отношение к ОБСЕ приобрело ярко выраженный негативный оттенок после того, как в в регулярных пресс-релизах миссии неоднократно сообщалось, что обстрелы подконтрольных сепаратистам территорий происходят из точек, где исключена дислокация украинской армии.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе имеет достаточно большой опыт работы в странах, где происходили военные конфликты. Миссии ОБСЕ работали в Боснии и Герцеговине, Косово, Таджикистане, Македонии и многих других посткоммунистических государствах. Однако несмотря на свое громкое имя организация не имеет действенных инструментов по разрешению кризисных ситуаций. Все вышеперечисленные конфликты были урегулированы лишь после вмешательства НАТО, ЕС или России, в случае с Таджикистаном. Состоящая из 57 государств Европы, Северной Америки и Центральной Азии, ОБСЕ по сути является лишь форумом по вопросам безопасности, где члены делегаций встречаются для обсуждения актуальных вопросов, но не более того. Именно благодаря своей “беззубости” СММ ОБСЕ в Украине смогла получить доступ на территории под контролем пророссийских сепаратистов и разместиться в самом центре Донецка в отеле “Park Inn”, который находится под управлением “ЭСТА Холдинг”, входяющей в группу “СКМ” Р. Ахметова.

Повседневная работа миссии заключается в отслеживании режима прекращения огня, исследовании мест приземления снарядов, верификации количества жертв и разрушений. В отчетах сотрудников регулярно встречаются упоминания о том, что пророссийские сепаратисты отказываются предоставлять доступ к определенным объектам. Частыми являются случаи, когда представители миссии покидают место мониторинга из-за опасной обстановки. Сотрудники СММ не имеют оружия, и по сути являются гражданскими лицами. Их главным атрибутом являются бронированные автомобили “Toyota” белого цвета с маркировкой “OSCE”. Неудивительно, что именно эти машины стали объектом нападений с целью давления на работу организации.

23 июля 2015 г. в Донецке состоялся первый митинг возле гостиницы “Park Inn” в котором приняли участие около 200 человек. Руководил акцией “мэр” г. Донецк Игорь Мартынов. Акция выглядела достаточно организованной, а по периметру охранялась представителями правоохранительных органов “ДНР”. Выезд для автомобилей СММ оказался заблокированным и представители митингующих разрисовали около 30 автомобилей лозунгами о мире и призывами к ОБСЕ “открыть глаза”. Многие лозунги протестующих можно было оценить как угрозы.

Утром 6 августа 2015 г. акция повторилась. Протестующие, недовольные мониторинговой миссией ОБСЕ, скандировали лозунги, которые обвиняли организацию в замалчивании “преступлений”. Был устроен своеобразный перфоманс — парковочная площадка была залита красной краской и заставлена детскими игрушками. Таким образом, в вину миссии была поставлена гибель детей Донбасса. Заместитель главы СММ ОБСЕ в Украине Александер Хуг отметил, что митингующие не шли на контакт с представителями миссии и достаточно организованно как появились так и покинули место проведения акции на автобусах. Сепаратисткий канал “Оплот” в сюжете про митинг продемонстрировал флеш-интервью представителя инициативной группы митингующих Оксаны Снегиревой, которая заявила, что митинги будут продолжаться до тех пор, пока представители ОБСЕ “не уедут”. Снегирева является комендантом находящегося неподалеку от гостиницы бывшего общежития Донецкого национального университета, в котором с июля 2014 г. проживают беженцы из городов на линии соприкосновения. Газета “Сегодня” входящая в медиа-холдинг Р. Ахметова в конце июля 2015 г. опубликовала репортаж о жизни в этом общежитии, озаглавленный “Беженцы в Донецке: «разрушенцев» кормят бурдой и селят в грязи”. Лейтмотивом статьи является информация о том, что власти “ДНР” в обмен на крышу над головой и бесплатное питание требуют от жителей общежитий участия в общественных работах. Не исключено, что участие в митингах является частью подобного “социального контракта”.

Митинги в “ДНР” могут быть темой для отдельной статьи, но за последние полгода протестная активность в “республике” претерпела заметную эволюцию. Еще в феврале 2015 г. состоялся пикет под прокуратурой “ДНР”, во время которого участники требовали прозрачного рассмотрения дела бывшего министра энергетики “ДНР” А. Грановского, находящего под стражей. В результате после окончания пикета несколько человек было арестовано, в том числе жена А. Грановского. 15 июня 2015 г. состоялся митинг жителей наиболее обстреливаемых районов Донецка, которые требовали предоставления им жилья в безопасных районах. Тот митинг запомнился появлением перед протестующими “главы ДНР” А. Захарченко и занятным диалогом с местной жительницей, которая отказалась называть свое имя, объяснив это тем, “чтобы потом снова [не] расстреляли”. Последние два месяца ситуация в “республиках” продолжает оставаться острой в социально-экономическом смысле, вдоль линии соприкосновения продолжаются обстрелы. Однако относительное затишье в военных действиях ставит власти “ДНР” и “ЛНР” в неловкое положение — в мирное время люди ожидают улучшения своего материального положения. Вместо этого даже переговоры в Минске зашли в угол. В данной ситуации поиск информповода, который смог бы отвлечь внимание населения, совпал с реальной проблемой, которую начала представлять из себя деятельность ОБСЕ.

Для примера возьмем отчет миссии за 7 августа 2015 г. В нем указывается, что представители миссии посетили на территории “ДНР” локации, где должна находиться техника и вооружения, отведенные согласно Минским соглашениям. В результате, беспрепятственный доступ был предоставлен лишь к 2 из 6 локаций. В одном из мест, где наблюдатели ОБСЕ не смогли получить доступ для верификации серийных номеров отведенной техники, они заметили отсутствие двух установок “Град” и четырех 122-мм гаубиц. И подобные сообщения можно наблюдать почти в каждом отчете.

Очевидно, что деятельность ОБСЕ является неудобной в условиях почти полной информационной блокады относительно реального положения дел в “республиках”. Основным источником новостей для местного населения являются российские каналы и локальные СМИ, которые освещают происходящие на местах события исключительно в позитивном ключе. В сети Интернет жители “ДНР” и “ЛНР” черпают информацию преимущественно из российских социальных сетей “Вконтакте” и “Одноклассники”. Украинские СМИ как источник информации они чаще всего видят лишь в “разоблачительных” роликах А. Шария.

Поэтому заявления руководства “ДНР” о том, что поджог автомобилей ОБСЕ это дело украинских диверсионно-разведывательных групп, будет достаточно единодушно воспринят местным населением как единственная правдивая версия. По иронии судьбы, именно миссия ОБСЕ раз за разом в своих отчетах публиковала информацию, которая противоречила заявлениям пророссийских сепаратистов о вездесущих “украинских ДРГ”.

9 августа 2015 г. похожий митинг, как и 6 августа 2015 г. в Донецке, состоялся в г. Луганске. Несколько десятков протестующих потребовали от членов миссии ОБСЕ “перестать отсиживаться в ресторанах”. Представители организации так и не вышли к митингующим и те заявили, что вскоре повторят акцию протеста.

Налицо спланированная акция, направленная на дискредитацию и запугивание сотрудников СММ ОБСЕ. Фактически, им было продемонстрировано, что во время исполнения своих обязанностей сотрудники организации будут все чаще сталкиваться с враждебно настроенным местным населением. Не исключены провокации, нападения на персонал и технику, что значительно усложнит функционирование СММ на неподконтрольных Украине территориях. И все это происходит в наиболее ответственный момент реализации пункта Минских соглашений о создании 30-километровой буферной зоны.
Представители организации уже заявили, что не будут покидать Донецк и продолжат работу в прежнем режиме. От них и в дальнейшем ожидается беспристрастное освещение ситуации на Донбассе. Однако насколько сами сотрудники ОБСЕ готовы работать в сложившейся ситуации покажет только время.

Андрей Каракуц, Центр международной безопасности

One thought on “ОБСЕ на Донбассе: миссия-заложник”

  1. abookz.net says:

    При этом погиб один сотрудник миссии и еще двое получили ранения. Первоначально Народная милиция сообщала об одном погибшем и трех раненых. Интересная конструкция — война, линия разграничения, наблюдатели. Одна сторона всё время обстреливает другую, но наблюдатели делают вид, что всё спокойно. Ну а сейчас-то будет их реакция на гибель своего сотрудника?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.