«Северный поток-2» не решит вопрос транзита российского газа в обход Украины

Новый газопровод строится «Газпромом» для сохранения доли рынка в Европе, считают эксперты

В сентябре на Восточном экономическом форуме во Владивостоке российский энергетический концерн «Газпром», E.ON, дочерняя компания BASF Wintershall, OMV, ENGIE и Royal Dutch Shell пописали соглашение о строительстве двух новых ниток газопровода, прокладка которых должна быть завершена до конца 2019 года, как раз к тому времени, когда истекает срок соглашения с Киевом о транзите газа.
У «Газпрома» в консорциуме 51%, у E.ON (Германия), BASF/Wintershall (Германия), Shell (Великобритания, Нидерланды), OMV (Австрия) — по 10%, у ENGIE (Франция) — 9%.
В соответствии с документом мощность второй очереди трубопровода составит 55 млрд кубометров газа, — столько же, сколько и первой, которая была запущена в 2012 году. Общая протяженность маршрута, который пройдет по экономическим зонам России, Германии, Финляндии, Дании и Швеции, составит 1225 км. Точка входа — Усть-Луга (первая очередь начинается в Выборге), точка выхода в Германии — район Грайфсвальда, недалеко от точки выхода первой и второй ниток. По словам председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера, «Северный поток-2» будет стоить €9,9 млрд. Строительство «Северного потока-2», в отличие от «Турецкого» или неудавшегося «Южного», не требует согласования Еврокомиссии.
Подписание соглашения о новом газопроводе проходило на фоне сдвига сроков запуска газопровода «Турецкий поток» и переноса реализации проекта «Сила Сибири».
 
«Турецкий поток» как альтернатива «Южному» 
После того как в декабре прошлого года Владимир Путин в ходе переговоров в Турции заявил, что Россия в нынешних условиях не может продолжать реализацию проекта «Южный поток», началась проработка альтернативного варианта. Тема реализации проекта «Турецкий поток» затрагивалась в ходе двусторонних переговоров с вице-президентом Еврокомиссии Марошем Шефчовичем, прошедших в Вене 11 сентября. Изначально в рамках проекта «Турецкий поток» предусматривалось поэтапное строительство четырех ниток экспортного газопровода. Их общая стоимость оценивается в €11,4 млрд без НДС, а цена первой составит €4,3 млрд.
Позднее министр энергетики России Александр Новак заявил в эфире телеканала «Россия 24», что Москва намерена подписать соглашение с Анкарой только по одной нитке газопровода «Турецкий поток», а перспектива строительства остальных магистралей будет зависеть от потребностей Юго-Восточной Европы. 14 сентября зампред правления «Газпрома» Александр Медведев сообщил на пресс-конференции, что запуск в работу газопровода «Турецкий поток», первоначально запланированный на конец 2016 года, откладывается на более поздний срок.
Эксперт по ближневосточной политике, руководитель портала Politrus.com Виталий Арьков уверен, что провисание договора явилось результатом различного понимания Москвой и Анкарой принципов работы «Турецкого потока». «Россия видит в Турции страну-транзитера природного газа, Турция же хочет стать полноценным газовым трейдером. Москва полагает, что Анкара за транзит газа будет получать финансы либо газ по «дружественной» цене. Однако у самой Турции несколько иной взгляд на сотрудничество: после запуска нового газопровода Анкара хотела бы закупать газ по «дружественной» цене, а продавать его в Европу по той, о которой договорится сама. Маловероятно, что Россия пойдет на такой шаг, возможно, будет реализован усредненный вариант. Скорее всего, будет создано совместное российско-турецкое предприятие, которое станет трейдером поступающего из России газа», — полагает Виталий Арьков.
Эксперт уверен, что эта ситуация не разрешится в краткие сроки, так как ни одна из сторон не готова идти на серьезные уступки. «Турция использует свое уникальное геополитическое положение, в то же время нельзя сказать, что проект «Южного потока» закрыт окончательно. Компромисс будет достигнут, но для этого потребуется время и дипломатические усилия обеих сторон. Кроме того, сложно предполагать, смогут ли «Турецкий поток» и «Северный поток-2″ полностью избавить Россию от необходимости транзита газа через территорию Украины», — считает он.
Пропускная способность на границе РФ с Украиной составляет 288 млрд кубометров в год. На границе Украины с Польшей, Румынией, Белоруссией, Молдавией — 178,5 млрд кубометров, а со странами Евросоюза — 142,5 млрд кубометров в год. При этом, например, в 2012 году через украинские газопроводы в Европу было прокачано всего 81 млрд кубометров российского газа, а предполагаемая пропускная способность двух новых ниток «Северного потока» составит 55 млрд кубометров, а всех четырех — 110 млрд кубометров, что теоретически сможет полностью покрыть потребности Европы. Однако эксперты считают, что делать такие прогнозы пока рано.
«Трудно прогнозировать, сколько газа потребуется Европе, да и времени на строительство и ввод в эксплуатацию «Северного потока-2″ до 2019 года осталось не так много», — резюмировал Виталий Арьков.
Козырь в урегулировании российско-украинских отношений
На протяжении последних нескольких лет Москва успела предложить уже несколько альтернативных путей транзита газа в Европу, однако по разным причинам заработал только один — «Северный поток». Монопольное положение «Газпрома» как производителя газа сочетается с желанием компании занять на европейском рынке ведущую роль также в качестве владельца газораспределительных сетей, однако законодательство Евросоюза это прямо запрещает, отмечает старший научный сотрудник Национального института стратегических исследований Андрей Каракуц.
По мнению эксперта, заинтересованность России в строительстве новой ветки «Северного потока» объясняется двумя факторами. Во-первых, экономическим — необходимостью сохранить свою долю на европейском газовом рынке и связать себя долгосрочными контрактами с крупнейшими потребителями. И, во-вторых, геополитическим — желанием исключить свою зависимость от таких транзитных стран, как Украина, Польша и Словакия.
«В последние месяцы Киев и Варшава активно обсуждают идею создания собственного газового хаба с целью оказания давления на «Газпром» в переговорах о цене российского газа. Украинская ГТС продолжает работать в штатном режиме, однако нуждается в глубокой модернизации. Строительство «Северного потока-2″ потенциально приведет к прекращению транзита российского газа через украинскую газотранспортную систему, а значит, и к значительному снижению ее стоимости», — рассказал Каракуц.
Правительство Арсения Яценюка заявило о потерях Украины в размере $2 млрд в случае прекращения транзита газа, что составляет около 10% общего дохода госбюджета страны состоянием на 2015 год. В то же самое время транзит газа через ГТС Украины в текущем году составляет $33 за 1 тыс. кубометров, а через «Северный поток» — $43 за 1 тыс. кубометров. Окупаемость данного проекта вызывает вопросы: существующий «Северный поток-1» работает не на полную мощность в первую очередь из-за невозможности полностью использовать сухопутные газопроводы в силу регуляторных антимонополистических требований Евросоюза.
«Существующие заявления руководства «Газпрома» не дают ответов, каким способом эти ограничения будут обойдены после строительства нового газопровода. Стоимость же строительства почти в $10 млрд будет непростым вызовом для компании с капитализацией в $50 млрд, которая к тому же должна изыскать средства для строительства других масштабных проектов, таких как «Сила Сибири», — отметил Андрей Каракуц.
Эксперт предположил, что заявление о строительстве «Северного потока-2» является козырем в переговорах относительно будущего российско-украинских отношений в целом, а не только газового вопроса. Как раз в 2019 году истекает срок действия соглашения 2009 года, которое подписали Юлия Тимошенко и Владимир Путин. Именно вокруг улучшения его условий происходили основные переговоры между правительствами двух стран в 2010—2013 году при Януковиче.
«В 2014—2015 году Украина воспользовалась реверсным механизмом для закупок газа на европейском континенте, и из-за такой политики Киева «Газпром» недополучил миллиарды долларов. «Северный поток-2″ может стать рычагом давления на украинскую сторону, которая в один момент окажется лишенной транзита через свою ГТС и без каких-либо альтернатив ее заполнения от других производителей. А газ в украинско-российских отношениях всегда занимал центральное место», — резюмировал эксперт.
Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин считает, что ни «Северный поток-2», ни «Турецкий поток» не смогут полностью избавить Россию от необходимости транзита газа через территорию Украины. «Примерно на две трети транзит будет переброшен на «Северный поток-2″, но часть объемов все равно останется. Есть ряд стран, которые напрямую запитаны от Украины, например, Молдова, — сообщил эксперт. — Сложно представить, как несколько миллиардов кубов газа будут поставляться из Германии до Молдовы, это похоже на безумие».
Аналитик «Инвесткафе» Дмитрий Адамидов уверен, что предсказать, когда будут запущена третья и четвертая нитки «Северного потока», крайне сложно. «Если вспомнить, сколько времени заняло строительство первой ветки, а точнее, не сам процесс строительства, а согласование документов, получение разрешений, проведение экспертиз, то прогнозировать возможность введения ниток в эксплуатацию к 2019 году непросто. Большая стройка — большие сюрпризы. Конечно, если все пройдет идеально, то можно уложиться в срок, но все идеально не идет никогда. Поэтому, так или иначе, придется договариваться с Украиной», — заключил Адамидов.
Восточный газовый коридор 
 
Опыт показывает, что реализация даже самых серьезных и масштабных проектов может столкнуться с непредвиденными препятствиями. Так, в мае прошлого года был презентован масштабный российско-китайский проект «Сила Сибири» стоимостью $400 млрд, по условиям которого «Газпром» должен будет ежегодно поставлять из Якутии и Иркутской области на Дальний Восток и далее в Китай 38 млрд кубометров газа. Поставки должны были начаться в 2018 году, как только газопровод будет построен, однако в августе текущего года «Газпром» заявил о переносе сроков поставки газа по «Силе Сибири» в КНР на период с мая 2019 года по май 2021 года.
Несмотря на то, что строительство началось еще в сентябре 2014 года, возможности полноценной реализации данного проекта вызывают сомнения. «Газпром», заключая контракт, исходил из того, что цена, которую Китай будет платить за газ, будет коррелировать с ценами на нефть. Учитывая, что в момент заключения сделки цена на нефть марки Brent составляла более $100 за баррель, а сейчас опустилась ниже $50, аналитики высказывают предположения, что для реализации данного контракта может потребоваться серьезная господдержка. Кроме того, подписание проекта «Сила Сибири-2», предусматривающего поставки российского газа в Китай по западному маршруту, также было перенесено на неопределенный срок.
Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин уверен, что в сегодняшних условиях реализация проекта «Сила Сибири» невыгодна российской стороне. «Очевидно, что сроки реализации проекта будут смещены. Самый оптимистичный сценарий — 2021 год, но не факт, что это дата финальная. «Газпром» очень гордился, что смог добиться привязки цены контракта к нефтяной корзине, тогда никто не ожидал, что цены на нефть катастрофически упадут. И уже сейчас «Газпром» вышел на переговоры с китайской стороной, чтобы пересмотреть условия контракта. Очевидно, что в нынешних экономических условиях данный контракт невыгоден российской стороне. В таких условиях бенефициаром всего контракта будет выступать только китайская сторона. Более того, огромные деньги будут потрачены на обустройство месторождения, а деньги на это «Газпром» получает от потребителей, то есть, получается, что мы всей страной субсидируем строительство инфраструктуры для поставки газа китайским товарищам», — считает Сергей Пикин.
Мария Платонова, Москва

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.