Зачем Франции и Германии выборы на Донбассе?

В связи с выводом российских вооруженных сил из Сирии, начались спекуляции о возможном весеннем обострении ситуации на Донбассе. Однако этот шаг может свидетельствовать о более широких договоренностях Москвы с Западом, в том числе, и по украинскому вопросу. С начала марта немецкими и французскими дипломатами все активнее продвигается идея проведения местных выборов до конца первого полугодия 2016 г. Главным вопросом последней встречи «нормандской четверки» в начале марта 2016 г. стали именно модальности выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

Визит в Киев в конце февраля 2016 г. министров иностранных дел Франции и Германии вылился в совместное заявление и заверения Франка-Вальтера Штайнмайера и Жан-Марка Эро о том, что выборы должны состояться в первой половине 2016 года.  По мнению европейских медиаторов Минского процесса, это наиболее важный вопрос повестки дня Минска-2, который не обязательно должен быть жестко привязан к другим требованиям. Ранее выборы шли в «одном пакете» с проведением децентрализации в Украине (законопроект откладывается в связи с политическим и экономическим кризисом) и законодательным оформлением особого статуса для отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Для Украины теперь принципиальным является вопрос границ, который в порядке имплементации Минска-2 стоит после выборов, и Киеву очень хочется изменить этот порядок. А для сепаратистов важным является вопрос амнистии, причем полной и необратимой, на что не согласна Украина. В результате, ситуация с переговорами по указанным чувствительным вопросам фактически заблокирована, а спешка Штайнмайера и Эро с выборами становится не выглядит актуальной.

Первейшим условием для реализации выборов является безопасность. На сегодня ситуация на линии соприкосновения на Донбассе не только не улучшилась, а наоборот — значительно ухудшилась. Несмотря на подписанные 2 марта 2016 договоренности контактной группы о полном запрете проведения военных учений зоне 30 км. от «нулевки», а также на достигнутые ранее договоренности об отводе тяжелой техники и артиллерии утром 3 марта часть ВСУ в Красногоровке были обстреляны из реактивных залповых систем «Град».  Важнейшее условие имплементации Минского процесса — прекращение огня — не соблюдается. Через границу из России железнодорожным и автотранспортом продолжают заходить эшелоны с оружием, очевидно идет подготовка пророссийских сепаратистов к эскалации.

Интерес вызывает реакция внутри «республик» на предложения Франции и Германии, а также видение будущее избирательного процесса. В «ДНР/ЛНР» украинские национально-демократические партии считаются «нацистскими» и «бандеровскими». Едва ли не единственными политическими силами, которые смогут более-менее безопасно вести агитационную кампанию остаются «Оппозиционный блок» (бывшая «Партия регионов») и, возможно, коммунисты (если они реинкарнируются в другой политический проект, поскольку они запрещены в Украине). Интересным остается вопрос допуска к участию в выборах местных сепаратистских политических проектов, в частности, процесс их регистрации в украинском правовом поле.

Самая непростая ситуация складывается с населением «ДНР / ЛНР», которое обработано местной и российской пропагандой и живет под обстрелами. Возникает вопрос каким образом эти люди за оставшиеся несколько недель смогу определиться и сделать беспристрастный политический выбор? Другой потенциальный электорат на этих выборах — переселенцы, которых только в Украине насчитывается 1,7 млн. человек. Также стоит добавить еще около 1 млн. переселенцев, которые живут сейчас в России и будут иметь право голоса. Очевидно, что они также не будут голосовать за украинские партии.

16 марта 2016 г. глава «ДНР» А. Захарченко заявил, что выборы могут быть отложены до момента, пока местному населению не будут выданы «республиканские» паспорта. Это еще один способ давления на Украину — Киев рассчитывает на голоса переселенцев для проведения в местные органы власти проукраинских политиков. Вероятнее всего, к паспортам «ДНР» в будущем будут привязаны многие юридические моменты в самопровозглашенных республиках, в том числе и права на недвижимость.

Так что на самом деле хотят европейцы, ускоряя приближение выборов в «ДНР/ЛНР»? Украина не в состоянии обеспечить реализацию концепции этих выборов на своих позициях — с участием украинских политических сил, с избирательной амнистии. Ситуация с безопасностью патовая — в Донецке и Луганске огнестрельное оружие на руках имеет чуть ли не каждый третий. ОБСЕ, которой отводится центральная мониторинговая функция, кажется, готова отвечать только за безопасность собственных наблюдателей. Вопрос миротворческой миссии ООН или полицейской миссии ОБСЕ, которые потенциально могли бы способствовать безопасности проведения выборов, находятся только в стадии обсуждения.

В реальности, Франция и Германия очень не хотят признать, что их посреднические усилия в нормандском формате были, в конце концов, провальными. Бизнес-круги в обеих странах хотят избавиться от украинского вопроса, снять санкции и начать нормально торговать с Россией, как ни в чем не бывало. Для этого и нужны выборы — неподготовленные, но выборы с последующими торжественными декларациями об имплементации Минских договоренностей. Такие выборы, в результате, не решат проблем Украины, и более того -внесут еще больший раскол в украинское общество. Однако, один из самых важных пунктов соглашений будет выполнен, а немецкие и французские политики в роли миротворцев смогут начать спокойную подготовку к выборам, которые пройдут в обеих странах в 2017 г.

Валерий Кравченко, Андрей Каракуц — Центр международной безопасности

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.