Внутренне перемещенное министерство: как Украина будет решать проблемы Крыма и Донбасса «офлайн»

Спустя более чем два года после начала кризиса в Украине создано «министерство по оккупированным территориям», которое будет заниматься вопросами Крыма и Донбасса. Востребованность ведомства высока, но его перспективы в качестве полноценного органа госвласти вызывают сомнение.

Месяц назад правительство Украины учредило Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц. Январское обещание президента Петра Порошенко создать специальный орган, комплексно занимающийся проблемами Донбасса, Крыма и внутренне перемещенных лиц формально было выполнено, но фактически данный институт не выполняет возложенных на него функций.

В связи с «необходимостью оперативного реагирования на существующие проблемы и угрозы, обусловленные проведением антитеррористической операции на территориях Донецкой и Луганской областей, а также временной оккупацией территорий Украины», 20 апреля 2016 года было подписано постановление Кабмина Украины. Документ предусматривает «образование органа государственной власти, который обеспечит формирование и реализацию государственной политики в сфере восстановления и развития мира на пострадавших в результате конфликта территориях и реинтеграции временно оккупированных территорий Украины».

Министерство было образовано путем слияния и перестройки работы Государственного агентства по вопросам восстановления Донбасса и Государственной службы по вопросам Автономной Республики Крым и города Севастополя. Министерство до сих пор не получило собственное помещение (сейчас оно ютится в здании Киевской областной государственной администрации), ни бюджета (Верховная Рада должна принять соответствующие изменения в государственный бюджет на 2016), ни сайта, где могла быть размещена информация о работе ведомства.

Сейчас в министерстве работают три человека (вероятно, на общественных началах) — министр Вадим Черныш (бывший председатель Государственного агентства по вопросам восстановления Донбасса) и два заместителя министра — руководитель аппарата Сергей Злакоман (ранее директор издательской компании «Кировоградпресгрупа») и Георгий Тука (бывший председатель Луганской военно-гражданской администрации).

Приход последнего, бывшего губернатора подконтрольной Украине Луганщины, ознаменовал собой серьезность намерений: вот-вот министерство заработает и все проблемы будут решены. Однако концепция и структура министерства, в котором, по утверждению Туки, предусмотрен штат из 105 сотрудников, до сих пор неизвестна.

Попробуем спрогнозировать чем (не) будет заниматься Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины. Первое, что следует из названия, в центре внимания ведомства будут находиться не контролируемые Украиной районы Донецкой и Луганской областей и Крым.

Украинские органы исполнительной власти все еще в процессе разработки комплексной стратегии противодействия «гибридной агрессии» РФ, а также перспективы налаживания диалога, примирения и реинтеграции этих территорий.

Наиболее важным вопросом является тесное сотрудничество с украинскими компаниями, которые остаются работать на этих территориях (ДТЭК, Метинвест, другие компании группы СКМ, Конти, Норд, Эпицентр и т.п.), а также гуманитарными фондами ( «Поможем» Рината Ахметова).

По Крыму — все то же, только принимая во внимание «легальность» оккупации с точки зрения России и специфику сотрудничества с Меджлисом, который выступает центром сопротивления крымских татар российской власти.

Второй важный вопрос — внутренне перемещенные лица. С течением времени все большее количество людей с Донбасса (по разным данным от 1,6 до 1,8 млн чел.), имеющих соответствующий статус, не захотят возвращаться домой, обустроившись на новом месте. Министерству необходимо будет сотрудничать с общественными организациями и фондами, работающими с проблемами ВПЛ, что, в том числе, имеют политическую окраску (например, фонд «Восстановление Донбасса» бывшего министра налогов, экс-«регионала» Александра Клименко).

Перед министерством стоит сложнейшая задача деполитизировать данную тему, избежать спекуляций и выдержать баланс между различными по идеологии общественными организациями.

Третьим важным вопросом является восстановление подконтрольных Украине территорий зоны АТО, что имеет много составляющих — гуманитарную, инфраструктурную, занятость и тому подобное. Очевидно, компетенции в этой сфере должны быть разделены между Министерством и военно-гражданскими администрациями (которые сейчас осуществляют исполнительную власть на подконтрольной Украине территории Донецкой и Луганской областей). Особая роль и полномочия должны быть прописаны для международных гуманитарных организаций (фонды ООН, Международный Комитет Красного Креста и т.д.), на плечах которых (а также, частично, местной власти) пока лежит главная ответственность за состояние дел в зоне конфликта. Самое главное для функционирования Министерства по этому направлению — это наполнение бюджета и наличие соответствующих полномочий.

Четвертым важным вопросом является «линия размежевания», как ее определил Черныш в интервью украинскому еженедельнику «Зеркало недели» в середине апреля 2016 г. Очевидно, что министр имел в виду проблемы с пропускным режимом, когда люди, пересекая условную границу ночуют на блокпостах. Никакие меры безопасности не могут объяснить поборы и вымогательство, которое часто можно увидеть на украинских блокпостах. Этот вопрос нельзя решить без сотрудничества с Министерством обороны, Государственной пограничной службой, Службой безопасности Украины и областными военно-гражданскими администрациями. Другой составляющей этого вопроса может быть нормализация жизни в прифронтовых «серых зонах», требующих к себе повышенного внимания и особого отношения, в частности, прекращения потоков контрабанды и деятельности диверсионных групп. После закрытия блокпостов в обе стороны от линии соприкосновения едут потоки фур и составы, груженые различными товарами – в частности, углем (в сторону Украины) и продуктами питания (в сторону ДНР/ЛНР).

Пятым дискуссионным вопросом является введение представителей Министерства в Контактную группу в Минском процессе. Здесь это ведомство может немного «подвинуть» Министерство иностранных дел, принять на себя отдельные дипломатические функции, помочь привлечению представителей ВПЛ к переговорному процессу. Выполнение подобной роли требует наличия политической воли и понимания всех ветвей власти необходимости подобного шага.

Министр Черныш декларативно проявил себя как лоббист интересов переселенцев, когда выступил против инициативы вице-премьера Павла Розенко прекратить выплату пенсий для 450 тыс. жителей Донбасса. В упомянутом интервью «Зеркалу Недели» он отметил следующее: «Все граждане Украины имеют одинаковые права. Этот месседж — ключевой. Из него следует все, в том числе, пенсии и все виды социальной помощи. Моя позиция в этом отношении однозначна: платить». Напомним, что решение о прекращении выплат пенсий и социальной помощи переселенцам было объяснено необходимостью проверки количества тех, кто на самом деле проживает на территории Украины. На середину мая 2016 г. согласно данным Министерства социальной политики из 450 тыс. переселенцев-пенсионеров, лишенных выплат, за три месяца за восстановлением обратилось всего 80 тыс.

Украинская власть очень часто инициирует и поддерживает много интересных и содержательных проектов, на финише же возникают номинальные структуры, созданных по требованию международных доноров без особого желания, денег и полномочий. Самый яркий пример — Антикоррупционное бюро и уже упомянутое Агентство по вопросам восстановления Донбасса. Остается надеяться, что новое Министерство сможет быстро доказать свою эффективность.

Валерий Кравченко, Центр международной безопасности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.