Выборы «за стеной»: урегулирование конфликта на Донбассе невозможно без свободы слова

Пока украинские медиа находятся вне информационного поля самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР», говорить о проведении о местных выборах на этих территориях Донбасса преждевременно.

Конфликт на Востоке Украины продемонстрировал чрезвычайно важную роль средств массовой информации. Успехи российской «гибридной» агрессии во многом были обусловлены именно информационно-коммуникативными факторами. Влияние российского информационного сектора на часть населения Украины создало предпосылки для привлечения людей к поддержке сепаратистской идеологии вплоть до прямого коллаборационизма. Использование агрессивной пропаганды российскими СМИ искажало (и искажает) картину событий на Донбассе как в самой РФ, так и в других странах. Это расширяло мобилизационную базу сепаратистских группировок за счет добровольцев, которые не только верили мифам официальной пропаганды, но и воспроизводили их. Кроме того, такая кампания преследовала цель внести разногласия между европейскими странами в отношении конфликта. В то же время полный контроль сепаратистов над средствами массовой информации на захваченных территориях Луганской и Донецкой областей позволил им создать мощное информационное давление на местное население.

Украина в этом плане остается в проигрышной позиции. Она не имеет инфраструктурных мощностей для возвращения в информационную плоскость оккупированных территорий. Очевидно, что на сегодняшний день отсутствует четкий план по регулированию активности СМИ в этой сфере. Деятельность специально созданного министерства информационной политики в этом контексте представляется неудовлетворительной. Украинские журналисты лишены возможности работать на территориях «ДНР» и «ЛНР» без угрозы собственной безопасности или без необходимости сотрудничать с сепаратистскими группировками. Последнее создает дополнительное напряжение в обществе, которое было продемонстрировано после обнародования журналистской базы данных сайтом «Миротворец» и переписки украинских телевизионных каналов с представителями сепаратистского движения.

Проблема обеспечения свободной работы журналистов в зоне конфликта и пути ее решения напрямую не отображены в документах, которые составляют основу процесса мирного урегулирования. Речь идет о Минском протоколе (от 5 сентября 2014 г.) и Комплексе мер по выполнению Минских соглашений (от 12 февраля 2015 г.). Основное внимание в них уделялось более насущным проблемам — прекращению огня, отводу тяжелого вооружения, обмену пленными и заложниками, и общему плану мероприятий, направленных на завершение военного противостояния — возврату Украине контроля над границей, амнистии, проведению в стране конституционной реформы.

Одним из наиболее актуальных пунктов Минских договоренностей остается организация выборов на территории Донбасса. Согласно Комплексу мер, предполагается их проведение на основе действующего украинского законодательства. Этот пункт затрагивает вопрос возвращения украинских СМИ на оккупированные территории — национальная нормативно-правовая база предусматривает обеспечение свободного освещения избирательного процесса в прессе. Вместе с тем, существенные расхождения в позициях сторон по последовательности выполнения действий, предусмотренных Минским процессом, затянули переговоры и отодвинули проведение выборов на неопределенное время. В условиях, когда рассмотрение вопроса доступа украинских СМИ к работе на оккупированных территориях откладывается, стагнация в решении вопроса о проведении выборов закономерна.

Официальная позиция Украины заключается в неограниченном допуске украинских средств массовой информации к освещению избирательного процесса на неподконтрольных ей территориях. При этом подчеркивается, что такой шаг должен стать причиной инициирования выборов, а не следствием начала предвыборной агитации по украинскому законодательству. Так, 19 марта 2015 г. министр иностранных дел Украины Павел Климкин на встрече с послами стран ЕС и «Большой семерки» заявил, что открытие возможностей для украинских СМИ беспрепятственно работать на территориях, находящихся под контролем сепаратистов, является одним из первых шагов к обеспечению проведения местных выборов (другим условием считалось участие в процессе всех зарегистрированных в Украине политических партий). В октябре 2015 г. заместитель председателя фракции Блока Петра Порошенко в Верховной Раде Украины Игорь Кононенко назвал допуск независимых средств массовой информации к избирательному процессу одной из предпосылок принятия Украиной законопроекта о местных выборах на Донбассе (другими предпосылками должны были стать разоружение незаконных военных формирований и допуск к местным выборам украинских политических сил). Представитель политической подгруппы на переговорах в Минске Роман Бессмертный подчеркивал, что допуск украинских СМИ на оккупированные территории является ключевым фактором для проведения выборов, поскольку при его отсутствии нет смысла рассматривать избирательный процесс как проведенный согласно украинским законам. По состоянию на август 2016 г. недопустимость дискриминации украинских политических партий, желающих принять участие в выборах на Донбассе, и украинских СМИ, готовых их освещать, оставалась ключевой позицией украинской стороны на переговорах в Минске.

Говоря о позиции РФ и сепаратистов в Минске по вопросу СМИ на Донбассе, Роман Бессмертный в своих интервью утверждал, что Россия категорически протестует против участия украинских медиа в освещении политических процессов в регионе. Позиция Москвы заключалась в создании специальной аккредитационной комиссии, призванной анализировать и проверять деятельность того или иного средства массовой информации. Только на основе такой проверки предполагалось допускать СМИ к работе. Подобные ограничения Кремль пытался «протолкнуть» во время всего процесса Минских переговоров, впрочем, безрезультатно.

В качестве примера видения избирательного процесса на Донбассе со стороны сепаратистов можно привести точку зрения заместителя председателя Народного Совета «ЛНР», представителя в трехсторонней контактной группе Владислава Дейнего. Среди прочего он подчеркнул, что для присутствия средств массовой информации на заседаниях избиркомов и при подсчете голосов они должны получить аккредитацию от местной власти — то есть, от сепаратистских группировок. При этом гарантии безопасности для украинских журналистов предоставляться не будут — Дейнего заметил, что те, кто «эмоционально призывал к агрессии против мирных жителей [Донбасса] могут приезжать на свой страх и риск». Отдельно указывалось, что сепаратисты считают необходимым отключение вещания отдельных украинских и зарубежных (например, российский канал «Дождь») телевизионных каналов во время избирательного процесса — по мнению Дейнего они были виноваты в разжигании войны и соответствующей агитации.

В законодательной базе самопровозглашенных республик относительно избирательного процесса подчеркивается уважение к его свободному освещению в СМИ. Первые редакции таких документов, как «Закон о местных выборах Донецкой Народной Республики», были типичными примерами подобных бумаг, которые принимались с целью имитации легитимности сепаратистских властей, а не практического выполнения. Впрочем, в дальнейшем они были дополнены и уточнены. Например, в упомянутый выше документ 7 августа 2015 г. были внесены дополнительные условия, в том числе — в пункте о СМИ. Статья 11 Закона была дополнена частью 4, согласно которой к участию в освещении избирательного процесса не допускались СМИ, виновные в нарушении установленных принципов выборов, распространении призывов к насилию или недостоверной информации о ситуации в «ДНР». Определение степени такой «вины» оставалось за сепаратистами. Впрочем, даже исходя из простых формулировок, очевидно, что эта поправка создавала препятствия к допуску на оккупированные территории большинства украинских средств массовой информации.

Пока на фронте продолжаются обстрелы, а в Минске идут переговоры, украинские, российские и зарубежные журналисты все же посещают оккупированные территории. Публикации последнего года позволяют судить о процессе получения аккредитации. Журналисты вынуждены отправлять запрос в сепаратистские органы власти. Их кандидатуры рассматриваются и проверяются в органах безопасности боевиков. Повсеместной практикой для получения разрешения на работу остается беседа с представителями МГБ террористов. При этом, судя по недавно обнародованным материалам взломанного электронного почтового ящика сотрудницы МГБ «ДНР» Т. Егоровой системной стала работа по вербовке журналистов для освещения событий в духе сепаратистской пропаганды.

Такой подход оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, факт прохождения журналистом проверки властями «ДНР/ЛНР», предоставление ему разрешения на работу бросает тень на характер его работы. Приведенные выше «законодательные» документы сепаратистов подтверждают, что лишь ограниченный круг лиц будет допущен к профессиональной деятельности на территориях самопровозглашенных республик. Формат запросов на аккредитацию и общения с представителями сепаратистских формирований, ставшие достоянием общественности после обнародования переписки украинских телеканалов, вызывает еще большие сомнения в непредвзятости отдельных работающих на оккупированной территории журналистов.

С другой стороны, журналисты неоднократно подчеркивали, что аккредитация стороны конфликта не означает сотрудничество с ней. Она является всего лишь формой защиты и обеспечения безопасности работника СМИ. В то же время анализ публикаций аккредитованных на оккупированных территориях журналистов показывает, что на содержание текстов в большей степени оказывали влияние личная позиция автора и редакционная политика конкретного СМИ, на которое он работал, а не беседы с МГБ. В целом, беспристрастный работник СМИ имеет возможность получить аккредитацию без нарушения профессиональной этики – хотя бы один раз, до того, как правдивое изложение событий за линей фронта не будет опубликовано, и вызовет реакцию в Донецке и Луганске.

Николай Замикула, Центр международной безопасности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.